Возраст и кризисы

e9f9ea43b21a887704d8d4bcec752f0dВозрастные кризисы — это переломные точки на кривой развития человеческой личности, отделяющие один возраст от другого. Психическое развитие осуществляется посредством смены стабильных и критических периодов.

Хронологические границы возрастных кризисов достаточно условны, что объясняется значительным различием индивидуальных, социокультурных и других параметров. Форма, длительность и острота протекания кризисов может заметно различаться в зависимости от индивидуально-типологических особенностей человека, социальных условий, особенностей воспитания в семье, педагогической системы в целом.

Рассмотрим схему возрастных кризисов по Эрику Эриксону. Ее достоинство в том, что она не только называет периоды, но и указывает на основную проблематику возраста, внутреннюю силу развития и источник возможных неприятностей и сложностей, появившихся на жизненном пути.

В возрасте около года у ребенка (в зависимости от окружающих обстоятельств, в частности  от доброты и заботливости матери) формируется либо базовое доверие, либо базовое недоверие к миру. Мир для ребенка становиться либо враждебным, либо дружелюбным.

К трем годам уже появляется различение «хорошего» и «плохого». Ребенок связывает свои действия с похвалой или наказанием со стороны взрослых. Это его новое знание о мире, которое распространится на все доступное ему. Появляется основа для чувства вины и самоконтроля. В этот период возможно зарождение чувства вины, которое может сопровождать человека всю его дальнейшую жизнь.

От трех до шести лет происходит внутренний выбор между стремлением к цели и избеганием неприятностей, как основная мотивирующая сила личности. У человека начинает формироваться шаблон поведения: «Я решаю проблемы и достигаю поставленных целей, или избегаю их». На это влияет характер и содержание игр ребенка и то, хвалят или ругают его за поиск нового и интерес к неизведанному.

*     И то, что будет выбрано тогда, окажет влияние на весь строй выборов в будущем.

К двенадцати годам, в основном благодаря школе, ребенок узнает о себе «может» он или «не может» достичь чего либо. Он успешен или неудачник, иначе говоря, стоит или не стоит трудиться для достижения результата. Это определяется и школьными оценками, и отношением учителей, сверстников, родителей к способностям и достижениям ребенка.

*     И мы можем работать с самооценкой любым доступным нам способом.

В подростковом возрасте человек мечется между различными ролевыми стереотипами и требованиями (ребенок — взрослый, безнаказанность — ответственность, свобода — обязательства и т.д.) Если увязать в единое и гармоническое целое весь набор знаний о себе, то удачно формируется эго-идентичность — адекватное и стабильное представление о самом себе. Если этого не происходит, человек попадает в ситуацию «ролевого смешения», когда четкого отнесения себя к миру взрослых-ответственных и обязательных не происходит. Возникающие трудности очевидны. Но к психологу сами подростки приходят редко.

*     Здесь бывает очень уместна поддерживающая работа консультанта.

В юности — 18-21 года — основным содержанием возрастного кризиса считается проблема интимности. Человек ищет глубоких близких отношений, заново, после подростковой войны, находит примирение с миром, доверие к нему в отношениях любви, нежности, и разного рода привязанностей. При неудачном стечении обстоятельств, приходит одиночество и изоляция от внешнего мира. Обычно в этом возрасте люди уже сами могут прийти к психологу. И приходят, если что-то не так в близких отношениях.

В 24-27 лет молодого человека настигает кризис продуктивности — время оправдывать надежды, время свершать, приносить плоды, достигать успеха, расти в смысле своей общественной значимости. И если этого нет, человек (чаще все-таки мужчина) испытывает весьма неприятные чувства, даже если в личных отношениях у него все хорошо, и все прочие кризисы пройдены успешно. Психолог обычно слышит рассуждения о том, что «вроде все хорошо, но что-то не так». Друзья не в радость, любимые не понимают и т.д. Человек в этом возрасте хочет, если не состояться (такие итоги подводят к 30-33 годам), то хотя бы — обнаружить себя на пути наверх.

*   Плюс на этот же возраст приходится пик более или менее удачных семейных экспериментов и рождения первенцев. Со всеми вытекающими: нервы у жены, мало секса у мужа, денег не хватает, живем с родителями и т.д. Всех этих и других трудностей может и не быть. Но тогда и к психологу идти незачем.

Эриксон продлевает возраст, когда актуальна продуктивность, до 64 лет. По сути, до того времени, когда здоровье дает уже первые ощутимые намеки, что «выше головы не прыгнешь». В нашей стране этот возраст наступает раньше. Помимо 30-летнего рубежа очень значим возраст 40-45 лет. Обычно в это время дети выросли, и если представление о собственном месте в жизни было целиком сконцентрировано на них, то в это время идет очень тяжелый процесс отделения ребенка от родителей в свою жизнь. А с чем остаются родители?

*   Плюс у женщин климакс. То есть очень растянутая и очень нервная беременность, если судить по внешним проявлениям.

Мужчины тут либо полностью складывают руки (безделье, отупение, алкоголь) и доживают что осталось, либо начинают судорожно «наверстывать» — разводятся и женятся на молодых, ударяются в «высший свет», пускаются в рискованные авантюры и т.д. Судорожность здесь объясняется тем, что на постепенное и планомерное развитие времени уже нет, старость и немощь кажется ужасающе близкой, но так хочется верить, что «мы еще повоюем», что «есть еще порох»!

*     «Не бойтесь все на карту бросить и прожитое зачеркнуть»...

С этим к психологу и приходят. Либо сами мужчины, либо их брошенные жены. Ближе к старости (64 у Эриксона, у нас раньше), наступает кризис подведения итогов. Кризис мудрости, как его называет Эриксон. Оглядываясь назад, человек либо с удовольствием подытоживает богатую и плодотворную жизнь, осмысляя себя настоящего, как ее венец (и это «эго-интеграция» по Эриксону), либо не находит себе в прошлом ни опоры, ни цены, ни оправдания. И тогда — отчаяние.

*     Обычно это уже депрессия или что похуже.

В добавление к своей системе возрастных проблематик Эриксон провозглашает одно интересное правило: неразрешенная в свой срок возрастная проблема продолжает быть проблемой и дальше, мешая или искажая адекватное разрешение кризисов последующих. Если, к примеру, в десять лет ребенок чурается и взрослых, и сверстников, то он либо болен, либо у него были и остаются трудности с доверием к миру. Или, возможно, гипертрофированное чувство вины. Если подростковый возраст позади, но человек все еще в стадии ролевого смешения, то у него и в 30 будет проблема и с близкими отношениями и с  продуктивностью этих отношений.

Так что задержки психического развития возможны не только в школьном возрасте, как принято было считать раньше, но и в более зрелом. И что я хочу сказать Вам, подводя итог данного экскурса по возрастным кризисам: «До тех пор, пока Ваша работа идет в рамках возрастной задачи, Вы можете быть уверены, что все, что Вы делаете, Вы делаете правильно. А если возникли затруднения, то Вы всегда  можете воспользоваться помощью специалистов нашего центра».

Лариса Украинцева



1 комментарий

  • Kinderoks

    Кризис подросткового возраста — трудности в поведении детей возраста 12-15 лет, следствие их борьбы за независимость. В это время подростку хочется доказать, что он может все сам, без родителей, ему важно чтобы никто не вмешивался в его жизнь, подростку хочется независимости от родительского контроля.

Добавить комментарий